Заметки капитана. Контрабандистка.

Мыс Толстик

Каменный лес терского берега, мыс толстикНаш автор ДимаК@ прислал свое небольшое эссе, просто из яхтенного быта, такого со стороны непонятного и в то же время необъяснимо интригующего. Иногда перед заходом на различные гостеприимные  научные стационары, пополняя судовые запасы в центрах  "цивилизации" (близлежащих селеньях поморских берегов) яхтсмены "Белого моря" сталкиваются с фактами незаконного проникновения на борт разных подозрительных личностей : студентов (опоздавших на свой рейс до пристани покупая снедь в товарной лавке), аспирантов, рассеянных ученых или просто около-научных творческих натур по какой то причине перепутавших "рейсовый день". Случай: "Контрабандистка".

Забитая окурками банка для шпротов будто плыла среди набегающих колбасных шкурок. Пара десятков рыжих "бычков -матросов" вцепились в мачту-вилку, пытались оптимально завалить её в сторону крышки. Неподалеку хихикали утонченные красноволосые кокетки. Неожиданно студеная осень застала двух старых приятелей за невзрачным каютным  столиком. 

           Капитанский нос заглядывал в треснувшую рюмку, пытаясь впитать вчерашний благостный аромат. Похрустывающий за бортом лед подсказывал, что сезон закончился, а Мозг, уже как общий механизм, посоветовал действовать. После поверхностной обсервации, при абсолютном непонимании собственного местоположения, руки принялись налаживать быт и твист, теребить шкоты и ноздри. К всеобщему удивлению под штормовым стакселем было обнаружено свернувшееся в клубок тело. На ощупь оно показалось знакомым, и что самое важное оказалось живым.

                 В капитанских мыслях, словно комиксы, перелистывались групповые эпизоды. Текстовки, наконец, оформились в последовательность недавних событий: три бартерных контракта с начальниками рыболовецких колхозов, афера с переводом средств в жидкую валюту, вспышка легочной чумы на белом теплоходе… \Картинки старпома не прошли возрастной ценз.

- НИИ «ВдЛ», Инга Фридриховна, - вслух прочитал старпом надпись на бейдже, пристегнутом прямо к груди, по якубовичевски соблазнительной дамы. Накренявший поток воздуха прервал чтение, вынудив морячков помаяться на палубе.

- Мальчики! Пора завтракать, - вещал бархатный голос, зависая в ароматных парах жареного мясца. Желудки, вдруг вспомнив о своем природном предназначении, с проворотом завелись и дернули хозяев за кадыки. Ноги сами посадили своих владельцев за наспех убранный столик. Губы будто пылесосы в момент втянули по доброй порции, практически не утруждая челюсти. - Добавки! Нам бы,… две. Будто ожидая такого развития событий, ухоженные пальчики ловко выловили славный шмат из походного холодильника и в секунду превратили его в завидный стейк. Потом операция многократно повторялась до точки абсолютного насыщения. Наступило состояние вселенского блаженства.

 Мореманы расползлись, как две медузы там же где и сидели. Плавно выходя из нирваны капитанский взгляд, ухватился за небольшую желтую бирку, педантично приклеенную на крышку походного сумки-холодильника. Особенно удивлял значок биологической опасности.

- С парохода, - хмыкнул захлебываясь собственным простуженным голосом капитан.

- Первичный материал из Каракалпакии, - невозмутимо вещала собеседница, острым взглядом буквально срезая бедро старпома. - Проводим тесты по направлению хромосомные аберрации. Непризнанный гений – Иван Павлович, ещё на первом курсе приметил мое отношение к науке, с увлечением наблюдая, как я потрошила улитку. С тех пор и мотаюсь по заброшенным уголкам России с холодильниками набитыми почти разной плотью… По итогу Инга полюбила капитана и одарила его спасительной вакциной, предназначенной исключительно для нужд науки. Капитан со временем очухался и неспособный себе простить проявленное молодушие к нуждам команды в присутствии  Инги, ее тефлоновую сковородку оставил на память. Для друзей. Служит до сих пор.

Белое море. Непомню какой год.  ДимаК@. Путевая заметка на полях судового журнала.

Снежник на Белом море

Чупинский морской яхт-клуб 2013 Яндекс.Метрика